"ПРИХОДИ СВОБОДНЫМ" - Глава 2


ГЛАВА 2

База располагалась высоко в горах на территории, где во времена СССР дислоцировалось одно из секретных подразделений ракетной армии. На довольно широкой площадке, обнесенной бетонным забором, стояло несколько деревянных щитовых домов. Обычно ракетчики называют их "модулями". В углу площадки находился металлический ангар для хранения техники и военного имущества. Рядом - резервуары для ГСМ и воды.


Несколько в стороне высились многотонные автоматически развигающиеся ворота, которые закрывали вход в скалу. В свое время ракетчики хранили там ракеты. Вырубленные в скале просторные складские помещения имели несколько этажей и все необходимое для обеспечения жизнедеятельности обслуживающего персонала.


Однако эти ворота считались святая святых базы. Около них бдительно дежурили часовые, подходы были завешены маскировочными сетями. Особый режим секретности распространялся и на всю остальную территорию. И это не было нововведением Дудаева. Просто такой порядок оставили с прежних времен, когда здесь еще была ракетная база.


Среди многочисленных зарубежных журналистов, которые буквально охотились в Чечне за сенсациями первой величины, про эту базу в горах ходили самые захватывающие легенды. Утверждали, что в хранилищах еще остались ракеты. Высокооплачиваемые специалисты ПВО поддерживают ракеты в боевом состоянии и по первому приказу Дудаева готовы направить их на Москву.


Некоторые отчаянные головы из числа зарубежных "корсаров пера", наплевав на все запреты боевиков, пытались обнаружить местонахождение горного лагеря. И это неизменно кончалось трагически. Первым в печальном списке жертв собственной беспечности оказался журналист западногерманского журнала "Штерн", застреленный при попытке проникнуть на запретную территорию.


И дело было вовсе не в том, что дудаевцы не любили представителей четвертой власти. Наоборот, для них в Чечне были созданы исключительно благоприятные условия, приближающиеся к европейским стандартам. Однако Дудаев имел все основания ограничить доступ чужаков в горы.


Во-первых, именно на эту базу прибывали тайными тропами караваны с оружием и боеприпасами. Федеральная служба конрразведки России дорого бы дала, чтобы узнать маршруты этих караванов и сфотографировать лица участников рейдов. Несколько раз личная гвардия Президента задерживала агентов ФСК, прибывавших в Чечню под журналистской "крышей" и пытавшихся вести разведывательную деятельность в районе села Бамут.


Во-вторых, и это главное, длительное время на этой базе жили члены семей видных деятелей дудаевского правительства. Один неосторожный снимок в газете или телевизионный репортаж мог поставить под угрозу десятки жизней. Вот почему охрана Президента была поставлена перед необходимостью применять жестокие меры, способные отрезвить слишком азартных любителей "горячих" фактов.


Единственная дорога, ведущая к лагерю, напоминала узкую караванную тропу, петляющую в горах. При необходимости проезд по ней можно было заблокировать силами нескольких человек. К тому же, во многих местах вдоль дороги в скалах были выбиты шурфы, в которые заложена взрывчатка. Сверху шурфы заваливались большим количеством камней. В случае опасности можно было одним нажатием кнопки взорвать этот мощный заряд, и тогда град каменных осколков смел бы с дороги все живое.

* * *

Под предлогом заботы о безопасности украинских добровольцев, члены отряда "Прометей" были отправлены в Бамутский лагерь. Там они находились в привилегированном положении: им выдали обмундирование, оружие и боеприпасы. Чрезвычайно сдержанные в еде чеченцы, специально для унсовцев, готовили пищу три раза в день. Им выделили довольно сносные места в "модулях", где остальным приходилось ютиться на полу.


На территории бывшей воинской части было довольно тесно. Здесь располагался учебный отряд, в котором инструкторы из Абхазского батальона Шамиля Басаева обучали снайперскому делу и стрельбе из гранатомета молодых боевиков.


Здесь же разместилась небольшая группа моджахедов. Подавляющее большинство из них принимало участие в нагорно-карабахском конфликте, но с началом боевых действий в Чечне они прибыли в Бамут.


Несколько обособленно держали себя "серые волки" из Турции. Прекрасно экипированные и обученные, они считали себя на голову выше всех остальных обитателей лагеря.


Время проходило в учебных стрельбах, изучении приемов рукопашного боя, саперного дела. Частенько приходилось принимать участие в разгрузке очередной партии боеприпасов.


Довольно часто сформированные из молодых чеченцев и моджахедов небольшие рейдовые группы спускались в долину для выполнения очередного задания, как правило, связанного с необходимостью усилить позиции дудаевцев в Грозном во время очередной попытки прорыва русских танков.


Однако на унсовцев это правило не распространялось. Их словно бы держали в золотой клетке, на пушечный выстрел не подпуская к месту боевых действий. Очень скоро стало ясно, почему так происходило.


Как-то вечером, сидя за столом, уставленном блюдами с жаренным мясом и кусками крупно нарезанного хлеба, помощник Президента по особым поручениям Руслан Идрисов вдруг сказал:


- Вы только взгляните, сколько сидит за этим столом настоящих воинов. Сегодня в Чечню едут как в Мекку, чтобы приобщиться к настоящему мужеству и чести. И врет московское телевидение, что Дудаев платит им доллары. Всех воинов, пришедших нам на помощь, мы считаем братьями. А братьям в Чечене не платят. Но больше всего радует, что на нашей стороне не только воины ислама, но и славянские патриоты.


- Все это так, спасибо большое за добрые слова, - тут же откликнулся Белый. - Но почему же тогда вы не посылаете нас в бой? Только не говорите, что бережете нас в качестве золотого резерва. Это мы уже много раз слышали и мало верим этим словам.


- Что ж, - поскреб подбородок Руслан, - прямой вопрос требует и прямого ответа. Наш народ триста лет сражался за свою независимость практически в одиночку. У нас даже вместо "здравствуйте" говорят "приходи свободным"! За долгие годы мы привыкли расчитывать только на собственные силы. Призыв о помощи у нас рассматривается как проявление слабости и даже трусости. Новогоднее наступление русских и его успешный разгром вызвали волну патриотического подъема среди населения Чечни. Люди верят, что сумеют собственными силами справиться с любым врагом, даже Россией. Поставить сейчас рядом с бойцом Сил обороны Чечни воина другой страны - значит оскорбить чеченца недоверием.


Эти слова касались многих из сидящих за столом, поэтому после сказанных Русланом слов воцарилось напряженное молчание. Добровольцы обдумывали услышанное.


- Но это вовсе не означает, что нам не нужна ваша помощь, - снова заговорил помощник Президента. - Мы понимаем, что война предстоит тяжелая и длительная. Компромиссов никаких не будет. Это потребует от нашего народа огромного напряжения всех своих сил. Очень скоро чувство гордости уступит здравому смыслу, и тогда ваш опыт и мастерство скажут свое слово на поле брани.

* * *

Но на этом разговор не закончился. На следующий день, устроив небольшой перекур между стрельбами, боевики собрались в один круг. Вот здесь-то один из инструкторов, Авур, словно продолжая вчерашнюю беседу, сказал:


- Если Дагестан подключится к этой войне - события приобретут совсем иной оборот. Это будет означать начало второй Кавказской войны. Наши религиозные деятели уже сейчас готовы поднять братские горские народы на войну. Но, к сожалению, долгое время Джохар не уделял достаточного внимания единству горских народов. Поэтому многое приходится делать буквально на ходу, в тяжелейших условиях войны, преодолевая старые стереотипы мышления.


- Верно говоришь, - поддержали Авура боевики. - Нельзя сейчас отталкивать братскую руку остальных народов, пришедших нам на помощь в самое трудное время.


Прислушиваясь к этим разговорам, Сашко все отчетливее понимал, что ситуация, в которой оказался унсовский экспедиционный отряд, в ближайшее время переменится к лучшему. Внутренне он стал готовиться к решительному разговору с Джохаром Дудаевым, который, как было объявлено, прибудет в лагерь в конце недели.


Приезда Джохара ждали с нетерпением.Только он обладал всей полнотой видения ситуации, знанием международной обстановки вокруг войны в Чечне. Ему известно о тех скрытых резервах, которыми располагает (или не располагает?) Чеченская республика Ичкерия.


Однако унсовцы давно уже заметили, что в отличие от других восточных народов, чеченцы не делают себе кумира из Джохара. Он для них не более, чем генерал, которого старейшины родов выбрали руководить их народом. Отдай он сегодня приказ о прекращении сопротивления, и его не задумываясь расстреляет первый попавшийся чеченский боевик, для которого высшим идеалом является только Свобода.

* * *

Встречать Джохара вышли все, кто в тот момент находился на территории Бамутского лагеря. Президента плотно окружали полтора десятка гвардейцев его личной охраны. В знак доверия они держали автоматы за плечами, но глаза их по-прежнему беспокойно ощупывали каждого, кто попадал в их поле зрения.


Однако Сашко, который уже не раз встречался с Президентом, знал, что эта официальная обстановка быстро сменится на дружественное общение. Джохар, по природе человек дружелюбный и открытый, умел удивительно быстро располагать к себе людей, делать их своими друзьями. Часто казалось, что больше всего в жизни он ценил войсковое братство.


Кстати, своим обоянием Джохар очень умело пользовался в работе с журналистами. Он не заставлял их бегать за собой в поисках малейшей возможности поговорить с Президентом. Несколько раз в неделю он приглашал в свою ставку представителей средств массовой информации и подолгу вел с ними откровенный разговор, поражая собравшихся своей искренностью, спокойствием, несокрушимой верой в победу.


Консул рассчитывал, что в ходе товарищеской беседы за обеденным столом он сумеет убедить Дудаева в целесообразности использовать боевые возможности унсовцев. К счастью, все именно так и произошло.


Очень быстро совместный обед перерос в дружескую беседу, напоминавшую одну из многочисленных пресс-конференций. При этом Президент уже в силу сложившейся привычки блефовал без оглядки. Он сообщил своим товарищам по борьбе, что за время боев они уничтожили 17300 российских военнослужащих. При этом никого не смутило, что эта цифра значительно превышает потери в Афганистане. Не удивило никого и сообщение о 300 захваченных танках и 2 тыс. плененных солдат противника. Не забыл напомнить Президент о секретном оружии, которым располагает Чечня, и о готовности нанести бомбовый удар по Москве.


В глазах слушавших его боевиков светилась вера в победу, в своего Джохара. Очевидно, Дудаев очень хорошо знал эти тонкие струны в детской душе горцев и умело играл на них. Как человек военный, он не мог не понимать абсурдности произносимых им цифр и фактов. Но он оставался сыном своего народа. А народу сейчас нужна была вера в победу.


Словно в подтверждение этих мыслей, Дудаев воскликнул, обняв за плечи рядом сидящих боевиков:


- Сейчас главное наше секретное оружие - это непобедимый дух наших воинов. Умереть за Аллаха и свободу для них счастье. Поэтому они танцуют перед тем, как идти в бой. Такой народ не покорить!


- И все же нельзя недооценивать мощи врага, - решительно вмешался в беседу Консул, почувствовав, что его время пришло. - Я считаю русских достойным противником и горжусь, что мне довелось с ним сразиться на равных.


Президент внимательно посмотрел на унсовца и мягко улыбнулся.


- Знаешь, Сашко, - начал Джохар, демонстрируя, что он хорошо помнит Белого, - сегодня ваш отряд здесь, в Чечне, спасает честь Украины. Это надо признать прямо. Ведь мы больше всего ожидали поддержки именно от Украины. Вашему народу лучше других известно, что будет, если победит российский империализм.


- Пока это поддержка чисто морального плана, - гнул свое Белый. - А не пришло ли время доказать, что мы готовы вместе с вами вступить в открытый бой с российской империей?


- Опять ты за свое...


- Пан Президент, я вас от всех хлопцев прошу - пошлите нас в бой. Вы же генерал и лучше всех понимаете наше состояние.


- Хорошо, Сашко. Я поговорю о вас с Масхадовым.


И Президент свое слово сдержал.

© УНА-УНСО. Передрук матерiалiв можливий лише з посиланням на http://www.una-unso.org!
Новости Украины