"ПРИХОДИ СВОБОДНЫМ" - Глава 5


ГЛАВА 5

Из отряда ополченцев, оборонявших жилой городок в районе аэропорта, прибыл совсем юный паренек. Сбивчиво, глотая слова, он доложил сложившуюся за последний час ситуацию. Российские танки обошли городок с двух сторон блокировав позиции дудаевцев, расположенные на окраине населенного пункта.


- Необходимо продержаться до наступления сумерек, - принял решение полковник Масхадов. - А ночью выбираться из котла, предварительно заминировав позиции. Другого выхода нет. Пока у нас недостаточно сил, чтобы противостоять их бронированному кулаку.


И это было очевидным фактом. Именно на подавляющем превосходстве в технике был построен весь расчет российских стратегов. Но осуществить его мешали извечная русская расхлябанность, отсутствие четкого руководства и тотальное нежелание солдат подставлять свои головы под пули соотечественников, проживающих в этом "неотъемлемом субъекте Российской Федерации".


Несогласованность действий различных воинских подразделений нередко приводила к тому, что они то попадали под бомбежку своих же самолетов, то по ошибке обстреливали друг друга.


По ошибке... Роевой Сергей Пельмень, присутствовавший при докладе курьера, на минуту задумался. А что если подобный инцидент на этот раз тщательно подготовить? В таком случае удастся использовать в своих интересах мощь российского оружия.
Идея сразу же понравилась начальнику штаба.


- Вот вы и попытайтесь ее осуществить. Знаю, что унсовцы - большие мастера подобного рода провокаций.


Сергей так и не понял, была это похвала или упрек. Но рассуждать над словами Масхадова не было времени. Детали операции он уже согласовывал на ходу со стрельцами своего роя разведки.


Идея была проста, как карандаш: используя темноту и отсутствие хорошего взаимодействия между разношерстными подразделениями россиян, спровоцировать между ними перестрелку. Если план удастся, то наступление танкистов сорвется на неопределенное время. А там, как говорится, или шах помрет, или ишак сдохнет.


Однако легко подавать умные мысли, но как их реализовать? Поджечь из гранатомета танк, занявший позицию в чистом поле, да еще находящийся под прикрытием пехоты, практически невозможно. Вот если бы танки обстреляли друг друга...


- А может быть нам одолжить танк у Дудаева? - спросил Одессит. - Я бы мог сесть за рычаги. А из пушки пару раз стрельнуть - дело не хитрое. Тут главное не попадание, а сам факт стрельбы.


Стрелец был прав. Сергей вспомнил, что во дворе заготконторы, где временно располагалась резиденция Дудаева, стояли два захваченных неделю назад Т-80. На их башнях развивались несуразных размеров зеленые полотнища. Чеченские танковые экипажи были просто вынуждены вывесить такие большие флаги, чтобы мальчишки, мечтающие подбить танк и ради этого сидящие в засадах по несколько суток, не спалили бы своих же. Такой случай уже, к сожалению, был и теперь приходилось с запозданием "дуть на воду, обжегшись на молоке".


Унсовцам повезло. К заготконторе они подошли как раз в тот момент, когда тщательно охраняемые личной гвардией Дудаева ворота раскрылись, и оттуда медленно выполз один из трофейных танков. Очевидно, он направлялся на заправку. Это давало возможность унсовцам поговорить с экипажем танка без свидетелей.


Выслушав суть дела, бородатый чеченец, бывший в экипаже за старшего, в задумчивости облокотился на броню. Он пропустил мимо ушей цветастые рассуждения хитрого Пельменя о совместной борьбе с российской империей, о дружбе двух народов, святом долге помогать друг другу. Боевик понял главное - его танк кому-то нужен и он может на этом подзаработать. Вопрос был лишь в том, стоила ли овчинка выделки?


- Сколько? - с танкистской прямотой спросил бородач.


- Не понял? - разыгрывая глубокое изумление, воскликнул Сергей.


Молчаливый чеченец ждал, когда унсовец, уже давно все прекрасно сообразивший, прекратит поясничать.


- А! Так ты об арендной плате? - тянул время унсовец, обдумывая условия сделки.


Сергей понимал, что чеченец так просто танк ему не даст. Можно было бы надавить на него через Масхадова, но времени оставалось в обрез. Через час стемнеет. Можно было бы предложить пару ящиков баночного пива, которые они захватили в подбитом вчера КАМАЗе, груженом гуманитаркой для российских солдат. Но ребята из отряда и сами не дураки попить закордонного пивка. Ну да черт с ним, придется делиться.


- Мне странно слышать какие-то намеки на оплату услуг, - обидчивым тоном начал Пельмень. - Ведь речь идет о боевом братстве и взаимовыручке. Но чтобы не скучно было ждать нашего возвращения, я подкину тебе четыре ящика баночного пива.


- Десять! - почувствовав слабину, начал давить танкист.


Но Сергей уже достаточно хорошо узнал особенности восточного базара, чтобы пойти на поводу у хозяина танка.


- Ну как знаешь, дорогой. Хотел тебе последнее отдать, как другу. Но на нет и суда нет. Прощай!


На лице чернобородого отразились мучительные раздумья. С одной стороны, он имел точную информацию, что у хитрых хохлов полно ящиков с пивом. Об этом уже знали все. Но с другой, если перегнуть палку, то можно остаться ни с чем.


- Черт с тобой. Тащи пиво и забирай танк. Только чтобы к утру он стоял на этом же месте.
- Утром будет стоять. Тогда же и пиво получишь. А сейчас времени нет ни минуты.
- Ну тогда пять ящиков!
- По рукам!

* * *

Одессит быстро занял место механика-водителя, натянув на голову промасленный шлемофон. Сергей втиснулся в башню, осмотрел пульт управления пушкой и сразу же поняв, что самостоятельно с этой электроникой не справится, снова высунулся наружу.


- Эй, дорогой - позвал он бородатого чеченца, собравшегося было уходить. - Может кто-то из твоих людей объяснит мне, как пальнуть из этой пушки по москалям хотя бы несколько раз?


- Такая консультация обойдется тебе очень дорого, - расплылся в улыбке чеченец.
Но к нему наклонился молодой парень из его экипажа, что-то горячо шепча на ухо.


- Хотя ладно, - продолжил бородач. - Вот тут мой Дауд хочет добровольно участвовать в вашей вылазке. Он у нас настоящий патриот. А за патриотизм платить не принято. Удачи вам!


По команде Пельменя стрельцы его роя быстро разместились на броне. Мощно взревела турбина, и танк сначала медленно, а потом все быстрее покатился по шоссе в направлении авиагородка.


Уже выезжая на магистраль, ведущую к аэродрому, Сергей откинул крышку люка и перерезал ножом веревку, которой было примотано древко зеленого флага. Теперь их танк было не отличить от российского. Дай Бог, чтобы на их пути не попался дудаевский гранатометчик!

* * *

В наступивших сумерках стали заметны многочисленные огоньки, рассеянные по полю вокруг авиагородка. Это были габаритные огни бронетехники, которая прибывала сюда весь этот день.


Остатки дневного света еще позволяли заметить густые дымы, поднимавшиеся от сгоревших остовов двух танков, стоявших на окраине городка. В той стороне располагались позиции боевиков.


Трудно было понять, почему русские не решились расстрелять из танковых орудий эту жалкую кучку людей, состоявшую в основном из местных жителей. Наверняка, как всегда, ни один из офицеров не решился взять на себя инициативу на отдание приказа об атаке. А согласование с вышестоящим начальством заняло слишком много времени. И вот теперь этой броневой армаде приходилось ждать утра, чтобы в темноте случайно не накрыть своих же шальным снарядом.


Унсовскому Т-80 удалось довольно удачно пристроиться в хвост идущей колонне БМП и вместе с ними занять позиции в нескольких сотнях метрах от окраины городка. Откинув крышку люка, но не покидая танка, экипаж наблюдал, как мотострелки вылезли из БМП и, укрываясь за броней, стали располагаться на ночевку. Костров не разводили, зато поснимали с брони матрацы и, расстелив их прямо на земле, тут же в изнеможении попадали на них.


- Всем спешиться и отойти подальше от танка, - приказал роевой. - Быть готовыми по моей команде снова сесть на броню.


Затягивать с началом операции не было смысла. В любой момент их могли разгадать. Кроме того, чем раньше начнется перестрелка и дольше будет продолжаться, тем большие потери понесут россияне.


- Ну давай, Дауд, теперь дело за тобой.


Башня танка плавно развернулась в сторону видневшихся в поле огоньков. Над погружающимся в сон полем громыхнул орудийный выстрел, в мелкие кусочки разбив хрустальную мечту солдат отоспаться за весь совершенный марш.


Снаряд взорвался далеко за стоявшей с другой стороны авиагородка танковой колонной. Оттуда никакого ответа не последовало. Зато личный состав стоящих по соседству БМП пришел в движение. Солдаты страшно ругаясь и толкая друг друга, старались укрыться в десантных отделениях своих машин.


К танку подбежал офицер и, постучав по броне прикладом своего автомата, заорал на все поле:


- Эй, танкисты! Вы что - с ума спятили, мать вашу..?


- Разуй глаза, старлей! - высунулся в люк Пельмень. - Это же колонна замаскированных дудаевских танков. Мой радист сделал радиоперехват. Сейчас здесь будет ад. Доложи обстановку своему командованию и попроси подмоги.


За это время Дауд успел еще дважды выстрелить в противоположную сторону, не забыв сделать поправку в прицеле.


На той стороне наконец-то опомнились от первого потрясения, и над полем замелькали вспышки орудийных выстрелов. Возле Т-80 разорвалось сразу несколько снарядов. Стучавший по броне прикладом автомата офицер, низко пригнувшись, бросился к своей машине. И вскоре все соседние БМП дружно открыли ответный огонь по "противнику".


Однако силы были неравные. Стоявшие на той стороне танки быстро пристрелялись и вскоре одна БМП буквально развалилась на части от прямого попадания снаряда.


Пельмень удовлетворенно наблюдал, как все ярче разгорается пламя ночного боя. Очень кстати были первые потери. Завтра утром командирам долго придется объяснять причины гибели солдат, писать различные рапорта, объяснительные. Это даст несколько часов свободного времени для маневра.


А сейчас здесь уже нечего делать. Свою задачу они выполнили. Пора возвращаться в город и сдавать хозяину его танк.


- К машине! Залезайте на броню! - стараясь перекричать грохот разрывов, закричал роевой.


Спустя пять минут танк развернулся и стал выбираться на шоссе. Унсовцы с удивлением заметили, что за ними начинают разворачиваться российские БМП, которые, поддавшись дурному примеру, очевидно тоже сочли за благо уйти подальше в тыл.


Это уже не входило в планы украинских диверсантов. Теперь выходило, что танк вел за собой колонну БМП, одновременно находясь под прицелом их пушек.


Экипаж унсовского танка не сговариваясь понял опасность ситуации. Первым принял решение Дауд. Он опустил ствол пушки и в упор расстрелял шедшую в 20 метрах от него российскую БМП.


Поняв замысел чеченца, Одессит резко прибавил обороты, и танк стал стремительно уходить от остановившейся колонны. Вдогонку ударили пулеметные очереди. Но пылавшая как свеча боевая машина пехоты не позволяла стоявшим за ней БМП точно прицелиться. Благодаря этому сидевший на броне танка унсовский десант обошелся на этот раз без потерь.

* * *

С уходом унсовцев перестрелка под авиагородком не только не затихла, но и приобрела еще более напряженный характер. Одно из российских подразделений, развернув минометную батарею, накрыло "противника" несколькими залпами. Танкисты засекли батарею по вспышкам и открыли по ней прицельный огонь. В результате личный состав батареи, не успевший еще оборудовать свои позиции, понес тяжелые потери.


Перестрелка продолжалась до самого рассвета. Утром на помощь была вызвана авиация. Прилетевшие летчики по сигнальным ракетам быстро разобрались, что огонь ведется по своим же. Только тогда боевые действия были прекращены. Стараясь скрыть скандальную промашку, командование отвело все воинские части с этого направления, сосредоточив основные усилия на захвате железнодорожного вокзала.


* * *

Несмотря на всю напряженность ночной операции и распиравшую его гордость, Пельмень не забыл завернуть в дом, где дислоцировался его отряд, и прихватить несколько ящиков пива в качестве арендной платы за танк.


Утром, как и было условлено, Сергей возвратил бородатому командиру танка его стального коня и пять ящиков пива.


Но приятные сюрпризы на этом не закончились. Неожиданно к танку в сопровождении двух десятков бандитского вида гвардейцев подошел сам Джохар Дудаев. Держался он дружелюбно, широко улыбаясь. Поздоровавшись со всеми за руку, он, безошибочно определив старшего, подошел к Сергею.


- Мне уже сообщил Масхадов о проведенной вами операции. Спасибо за мужественный поступок. Когда у нас появятся свои награды, мы обязательно представим вас к ордену. А пока в знак благодарности примите вот это пиво.


Джохар широким движением руки указал на стоявшие рядом с танком ящики, которыми унсовцы только что расплатились за аренду.
Бородатый танкист попытался что-то объяснить Джохару, но тот прервал его доводы взмахом руки:


- Не жадничай, Руслан. Наши друзья заслужили гораздо большего.


Сергей демонстративно пожал плечами и, наслаждаясь немой сценой, главным героем которой был обалдевший от несправедливости чеченский танкист, приказал стрельцам забрать ящики обратно.

© УНА-УНСО. Передрук матерiалiв можливий лише з посиланням на http://www.una-unso.org!
Новости Украины