"ПРИХОДИ СВОБОДНЫМ" - Глава 11


ГЛАВА 11

День ото дня ситуация ухудшалась. Бронированные колонны российских войск рвали на части оборону чеченцев, стремясь изолировать и уничтожить по одиночке отдельные отряды. Грозный еще держался. Но на остальных участках дудаевцы вынуждены были отходить под защиту гор, чтобы избежать окружения.


Но и оттуда они непрерывно наносили удары по российским блок-постам, одиночным машинам и автопатрулям. Командование оккупационных войск не раз пыталось выкурить боевиков из предгорий, нанося по селениям, где базировались боевики, мощные ракетно-бомбовые удары. Однако для того, чтобы закрепить достигнутый эффект, необходимо было послать туда значительный контингент войск и захватить опорную точку. Позднее это позволило бы расширить плацдарм, или по крайне мере жестко контролировать основные пути, ведущие в долину.

* * *

Зачастую успешным действиям чеченцев способствовала великолепно налаженная система оповещения. О малейших перемещениях российских войск становилось известно в штабе обороны уже через несколько часов. Поэтому о напрявляющейся к Бамуту большой колонне бронетехники стало известно довольно быстро. И все же, учитывая небольшие размеры Чечни, времени на принятие решения и подготовку контрмер оставалось в обрез. Уже к утру россияне могут оказаться у цели.


Впрочем, спорить тут было не о чем. Единственным местом, где можно было остановить колонну, дав ей бой на равных, было ущелье, расположенное в десятке километров под Бамутом. По дну ее петляла единственная дорога, пригодная для тяжелой техники. Русским ее никак не обойти.


План действий напрашивался сам собою - лучше всего было бы устроить русским ловушку в ущелье, завалив камнями вход и выход. А уже потом спокойно расстрелять бронетехнику из гранатометов, находясь под защитой гор.


Подобраться к застрявшим в ущелье танкам и расстрелять их в упор из гранатометов для опытных боевиков Дудаева не представляло особой сложности. Однако быстро заминировать скалы, произведя точный расчет взрывчатки, - дело довольно сложное даже для профессионала. К тому же в случае малейшей небрежности при закладывании зарядов взрыва могло не произойти. И тогда русские всей мощью своей колонны обрушатся на Бамут.

* * *

Командир второго роя Юрко Паштет и Сергей Маршук остановили своих коней на краю обрыва над зажатым скалами ущельем. Лунный свет мерцал на песке и на валунах, напоминавших огромные черепа. Следом за ними ехали шесть чеченцев из диверсионного отряда Салмана Радуева, с которыми приходилось уже не раз участвовать в боевых операциях.


Луна высветила разбитую дорогу, шедшую через узкий перевал справа. Перевал походил на тоннель, его стены сливались с обрывистыми скалами по бокам ущелья.
- Вон там мы и заложим заряды, - показал рукой Маршук.


Когда они достигли верхней точки перевала, темнота уже превратилась в обманчивую предрассветную мглу. Юрко снял с коня ящик со взрывчаткой. Боевики, сделав то же самое, начали спускаться по углублению в скале. Утро разгоралось все ярче, и Юрко заметил, как трое пересекли дно долины и начали карабкаться по противоположному склону. Паштет не мог видеть людей, которые находились на скале прямо под ним, но все остальные действовали довольно слаженно, поэтому унсовец успокоился и занялся установкой зарядов вдоль самого гребня.


Через час боевики возвратились. Сергей Маршук вручил Паштету небольшой радиопередатчик собственной конструкции, а второй оставил себе.


- Чтобы подорвать заряд, нужно щелкнуть рычажком и включить передатчик, - проинструктировал Сергей. - А потом нажать на эту кнопку. Передатчик пошлет сигнал по радио. Приемник его поймает, и ток от батарейки приведет в действие детонатор.
- Когда я нажму на кнопку, все заряды взорвутся одновременно?


Нет, если все будешь делать правильно. Видишь шкалу над кнопкой? Номера на шкале соответствуют разным зарядам. Заряды с номерами от одного до шести мы разместили на дне долины, а с седьмого по двенадцатый - вдоль той стены ущелья. Шесть следующих расположены по этому склону. И еще шесть ты поставил здесь на гребне.
- Сложновато все это, - буркнул Юрко.


- Ничего, ты справишься. К тому же у меня есть точно такой же передатчик. Это будет страховкой на случай, если что-то случится с одним из нас.


Они отвели коней за скалы и привязали к чахлому кусту. Выбираясь из лощины, Юрко глянул в сторону дальнего конца ущелья. Группа боевиков приближалась к перевалу. Достигнув боевых позиций, они падали на землю и начинали маскироваться.


- Нам лучше разделиться. Ты оставайся на этой стороне, - приказал роевой Паштет Сергею, - а я переберусь на противоположную сторону.

* * *

Юрко был уже в середине ущелья, когда услышал со стороны перевала резкий скрежет танковых гусениц. Он казался совсем близко. Рев дизельных двигателей приближался с устрашающей скоростью.


Юрко бросился бегом. У обочины он упал и пополз через завалы камней, пока не нашел валун, за которым можно было укрыться. Одна его ладонь была поранена и начала кровоточить.


На перевале показался орудийный ствол. Мчащаяся со скоростью 60 километров в час БМП с ревом выскочила на дорогу. Она была широкой, с низкой посадкой, с установленной на пушке противотанковой ракетой. Трое членов экипажа могли разместиться впереди, а в заднем отсеке были места еще для шести солдат.


На дороге появилась еще одина БМП. Потом третья и наконец - танк. БМП сразу показались карликами рядом с ним. Его орудие и пулеметы были более мощными. С перевала уже мчались грузовики с солдатами. Четыре, пять, шесть. А за ними - танк и два БТРа.


Все они появились настолько быстро, что у Паштета не оставалось времени достать свой передатчик и нажать на кнопку. Но унсовец точно знал, что Сергей Маршук не подведет. Он давно уже признан в их отряде лучшим подрывником.


Сильный взрыв отбросил Паштета назад. Второй взрыв оглушил. Он зашевелился и попытался укрыться за скалой. Летящие осколки камней били по ней и поднимали вокруг песок. Обломок валуна едва не угодил Юрку в колено. Дым застлал ущелье, скалы взрывались, шатались и падали, тонны камня обрушивались на грузовики, БТРы, и тот танк, что еще не успел выбраться с перевала. Солдаты орали. Скрежетал металл. Пыль стояла столбом.


Паштет скорее ощущал все это, чем видел или слышал. Оглушенный взрывами, с передатчиком в одной руке и автоматом в другой, роевой рванулся к валуну в двадцати метрах позади него.


Техника, которая выбралась с перевала, остановилась. Солдаты выскакивали из грузовиков. Мускулистые бойцы спецназа на ходу вели непрерывный огонь и, оказавшись на земле, тут же откатывались в стороны. Застрочили пулеметы танка.


Боевики, словно по команде, открыли огонь в тот самый момент, когда взрыв потряс скалы. Треск автоматных очередей был едва различим на фоне очередей из ПКТ. Еще громче звучали выстрелы из гранатометов.


Спецназовцы попадали на дорогу, большинству из них удалось добраться до камней и открыть встречный огонь из АК- 74. Заговорили пушки БМП. Танк содрогнулся от выстрела своего крупнокалиберного орудия. Земля дрожала. Камни дробились в песок. Боевиков рвало на куски, ошметки их тел разлетались по воздуху кровавым дождем.


На самом перевале три грузовика и одна из БМП были стиснуты камнями, но не уничтожены. Солдаты спешили выбраться из них, карабкались через груды обломков, стремясь поскорее присоединиться к сражающимся.


Неожиданно короткая очередь срикошетила от камня, который служил прикрытием для Паштета. Вокруг фонтанчиками поднимался в воздух песок. Его нащупал стрелок БМП! В любую секунду пушка может...


Роевой быстро нашел пятерку на передатчике и нажал на кнопку. Песок встал перед БМП мощной стеной. Камни застучали по металлу. Сама БМП не пострадала. Заряд был заложен слишком далеко впереди машины. Но вихрь поднятого взрывом песка должен был наверняка закрыть обзор водителю и дать Юрку возможность достичь укрытия понадежней.


Стреляя из своего автомата короткими очередями, он перебежками отступал назад, пока чуть было не налетел на валун. Юрко на ходу перелетел через него, прижался к земле, и как раз в этот момент прогрохотала пушка БМП. Стрелок решил вести огонь даже не видя мишени. Камень, за которым спрятался унсовец, разлетелся в куски. От него поплыл кислый, обжигающий ноздри дым.


Боевики продолжали стрелять. Но из-за мощного противодействия со стороны попавших в засаду спецназовцев их огонь был малоэффективен.


Роевой выпустил очередь из автомата по кучке солдат, пытавшихся обойти его с фланга.
Справа от него пушечный выстрел танка превратил несколько боевиков в облако кровавого пара. Еще троих перерезало пополам пулеметной очередью.


Бу-у-у-м! В горловине ущелья образовался камнепад, похоронивший российских солдат, пытавшихся там укрыться. Это Сергей Маршук!


Роевой продолжал стрелять.


Внезапно в груди у него похолодело. Взрывы и автоматные очереди заглушил раздавшийся с неба вой. На ущелье падала ракета, за которой тянулся дымный хвост. Мгновенная вспышка - и вместо груды камней образовался кратер, залитый кровью.


Откуда-то сверху прогремели выстрелы. Боевики рассеялись. Наверху скорострельные пулеметы выплевывали по сотне пуль в секунду, образуя в песке канавы и дробя все, во что они попадали.


Российский десантный вертолет! Оглушительный шум боя помешал Юрку услышать рокот приближающегося МИ-24. Пугающе громадный, он возник над тем местом, где когда-то был перевал, и ринулся к ущелью. Его уродливые крылья вспыхнули, когда он выпустил еще две ракеты. Из пулеметов вырывались языки огня.


Атака захлебнулась. Земля тряслась. Куда бы ни повернули боевики, везде их ждала пылающая, обжигающая, взрывающаяся смерть.


Вертолет пронесся над полем боя. Поднятый винтом ветер закручивал пыль в воронки. Российские солдаты ринулись в контратаку, усилив смятение боевиков. Они начали отступать.


Только теперь Паштет понял, что беспокоило его, когда он в последний раз рассматривал перевал перед появлением БМП. Ловушка здесь была очевидной, поэтому русским было необходимо провести воздушную разведку. Эта птица смерти по-видимому должна была обследовать перевал еще до того, как через него пойдет колонна, но, вероятно, что-то задержало вертолет, и он опоздал на несколько минут. Атаку предотвратить он уже не мог, но все еще успевал уничтожить нападавших.


Вертолет сделал круг над полем боя, чуть ли не касаясь того выступа, с которого Юрко изучал перевал, и развернулся для еще одного опустошительного захода. Когда он ринулся вниз, стреляя из всех расположенных под крыльями стволов, роевой постарался принять удобную позицию. Боевики стреляли по вертолету из автоматов. Но даже если их пули и попали бы в мчащуюся крылатую машину, они не могли причинить вреда броне.


Зато могло помочь другое! Пульс молотом стучал у унсовца в висках, когда он рывком перевел шкалу радиоприемника. Окутанный дымом и пылью, он едва смог увидеть нужный номер. Тело его вздрагивало от близких взрывов. Рокочущий вертолет прошел над головой. Он снова выходил на боевой разворот. В разрывах дымной пелены Юрко увидел, как вертолет чуть было не коснулся утеса около перевала.


Он нажал на кнопку взрывателя. Каменный выступ превратился в огненный шар. Быстро переместив шкалу на следующий номер, он снова нажал на кнопку. Еще один взрыв. Пока Паштет дожидался, когда боевики поставят заряды, он сам заложил свои на вершине утеса. На случай, если бой переместится в том направлении. Или если боевикам придется уходить через гребень и нужно будет задержать вражескую погоню.
На всякий случай... Всегда надо быть готовым к неожиданностям.


Юрко установил шкалу на нужном номере и нажал на кнопку.
Первый взрыв подкинул вертолет.
Но машина продолжала полет.
Второй взрыв чуть было не опрокинул вертолет на бок.
Но он сумел набрать скорость.
Третий взрыв все-таки перевернул вертолет вверх тормашками. Его вращающиеся лопасти, которые теперь оказались снизу, не могли удержать давящего на них веса машины.


Крылатая коробка умудрилась продержаться в воздухе еще некоторое время, а затем начала падать, как при замедленной съемке.


Огненная вспышка последовала сразу же за ударом. Тряхнуло так, что унсовец вздрогнул.


Что если Сергей у той скалы? Неужели я его убил?


Роевой вздрогнул снова, на этот раз от грохота пушки танка. Снаряд разорвался в нескольких десятках метров позади него. Боевики прекратили отступление и с криками снова бросились в атаку. Танк двинулся им навстречу.


Взрыв прямо под ним оторвал одну гусеницу и разворотил днище машины. Показалось пламя. Раздались вопли.


Этот взрыв мог вызвать только заряд, который подорвал Маршук. Значит он жив!


У боевиков было достаточно гранатометов и они успешно использовали их в этом бою.

Юрко видел, как засевший недалеко от него боевик с РПГ выстрелил, и прошившая металл ракета уничтожила один из БМП. Ее покореженный корпус разорвало, когда вспыхнуло горючее и сдетонировал боезапас.


Оставшиеся в живых российские солдаты бросились спасаться бегством через заваленный перевал. Боевики с криками погнались за ними.


Однако один танк по-прежнему оставался на месте и его пулеметы не переставая строчили, а пушка продолжала вести прицельный огонь. Боевики, неосторожно высунувшиеся из укрытия, чтобы отпраздновать победу, очень быстро получали возможность умереть смертью мученика, о которой столько мечтали.


Танк устремился вперед, стреляя на ходу и круша гусеницами все на своем пути. Еще несколько боевиков упали на камни.


Раненый чеченец попытался в предсмертном броске подорвать танк. Взрывчатка с дымящимся запалом упала в пяти шагах от бросавшего. Танк приближался, но слишком медленно, чтобы попасть под взрыв. Боевики в отчаянии поливали приближающуюся махину автоматными очередями. Ствол пушки начал разворачиваться в их сторону.


Роевой вскочил на ноги и помчался к дымящемуся взрывпакету. Он подхватил пакет на бегу и метнулся навстречу танку. Шквал пулеметных очередей заставил его броситься на землю. Падая, Юрко кинул пакет; тот угодил на турель пулемета. Танк был уже рядом, его тень накрыла роевого, прижавшегося к земле, чтобы не быть раздавленным днищем машины. Справа и слева злобно скрежетали гусеницы. Увидев наконец дневной свет, Юрко вскочил на ноги и изо всех сил бросился бежать. Легкие саднило, ноги пронзила боль. Взрыв швырнул его на землю. Горячий ветер обжег шею.


Переведя дыхание, Юрко оглянулся. Пулеметная турель покосилась, ствол смотрел в землю. Из развороченных внутренностей машины рвался огонь.


Роевой обессилевший лежал на земле.


Со стороны перевала еще раздавалась редкая беспорядочная стрельба. Боевики охотились за солдатами, прячущимися в завалах по ущелью. Пойманых солдат тут же убивали.


Если не считать этой стрельбы, то бой кончился. Пыль улеглась. Среди обломков и трупов бродили боевики, собирая трофейное оружие и боеприпасы.

© УНА-УНСО. Передрук матерiалiв можливий лише з посиланням на http://www.una-unso.org!
Новости Украины