МЫ -ИЗ УНСО - ВМЕСТО ЭПИЛОГА


ЗАПАХ ТАНКОВ

На втором этаже уютного двухэтажного особняка, притаившегося в глубине усаженного дубами дворика, вот уже несколько часов шла жаркая дискуссия. Ее участников никто друг другу не представлял - в этом не было нужды. В зале собрались известные в стране государственные деятели. Было заметно, что лидирует в беседе красивый седой мужчина в очках с золотой оправой. Два года назад его портреты не сходили с первых страниц не только отечественных, но и зарубежных газет.


- Итак, всем нам ясно, что страна стоит на пороге катастрофы, - Вячеслав Маркович прихлопывал легонько ладонью, словно бы припечатывая каждую свою фразу. - Имея огромный научный, промышленный и военный потенциал, мы оказались фактически колониальным придатком Германии. Украина превращается в отстойник мировой наркомафии и проституции. Более половины всей денежной массы крутится в "теневом" бизнесе, не принося государству никакого дохода. Чиновничий аппарат насквозь коррумпирован. Социальные противоречия приобрели невиданный размах. Правительство Украины, придерживаясь демократической модели развития, забрело в тупик. И в этом я вижу основную причину кризиса.


- Какой вы можете предложить выход? - нетерпеливо перебил его высокий сутулый мужчина с бросающейся в глаза армейской выправкой.


- Нобходимо наконец-то навести в стране порядок: очистить ее от криминальных элементов, заставить действовать экономические законы, выйти из кабальной зависимости Запада. Пусть даже ради этого придется на время пожертвовать некоторыми демократическими завоеваниями.


- Иными словами, установить в стране авторитарный режим?


- Да, если хотите!


- Значит, речь идет об украинском варианте ГКЧП? Но вы ведь помните, какую волну народного возмущения вызвала подобная акция в Москве.


- Сегодня не 91-ый. Ситуация другая. И в Москве, и в Украине. Народ мечтает о твердом порядке. Он устал жить в непрерывном бардаке.


- Это верно, - поддержал Вячеслава Марковича полный мужчина, занимавший в свое время высокие посты в спецслужбах страны. - Население поддержит сегодня любого, кто пообещает скорейшее прекращение экономических экспериментов над людьми. И не случайно возник этот анекдот об Адольфе Виссарионовиче Пиночетенко.


- Пиночетенко - это уж слишком.


- Фамилия избавителя может быть и Кравченко. Вам это больше нравится?


- Хорошо, конкретные кандидатуры можно обсудить и позднее. Сейчас главное договориться в принципе. Пока что я вижу, что все мы согласны с необходимостью установления твердого авторитарного режима. Но для этого нужны серьезные силы. На что мы можем рассчитывать?


- Воинские формирования в нынешнем их состоянии - плохая опора, - вздохнул человек с кагэбэшным прошлым. - Армия деморализована и думает только о пайках и квартирах. В лучшем случае можно рассчитывать на ее молчаливый нейтралитет. МВД коррумпировано в такой степени, что любой его шаг требует предоплаты. Остальные воинские формирования малочислены и пока слабо структурно оформлены.


После этих слов все присутствующие дружно повернулись к человеку, сидевшему все это время на кресле в дальнем углу и не проронившему до сих пор ни слова. Заметив всеобщее внимание к своей персоне, Дмитрий Корчинский неторопливо погладил пышные усы.

* * *

Провидник знал, что последнее время подобные "тайные вечери" стали довольно распространенным явлением среди высшего руководства страны, лихорадочно пытающегося избежать катастрофы, сохранить свои места на Олимпе власти. На таких тусовках, как правило, высокопоставленные чиновники резко критиковали парламент, правительство, западных партнеров. Но дальше слов дело не шло.


За все эти годы впервые на тусовку пригласили лидера УНСО. И сам этот факт говорил о многом. Было совершенно очевидно, что "верхи" находятся действительно в отчаянном положении, что они готовы на самые жесткие меры, чтобы стабилизировать ситуацию, восстановить утерянный над нею контроль.


Вопросы "кто виноват?" и "что дальше делать?" уже не раз задавались министрам силовых ведомств. И так, и эдак прикидывались варианты привлечения военнослужащих к наведению в стране конституционного порядка. И то, что сегодня на месте министра обороны сидел командир УНСО, доказывало всю бесполезность предпринятых усилий. Оставался последний вариант.


Но что скажет этот молодой человек, по одному слову которого сотни юношей идут умирать на далекие чужие войны? Пойдет ли на сотрудничество и какие условия поставит?


Корчинский понимал, что эти прожженные политики постараются руками его стрельцов таскать жареные каштаны из огня. Они пригласили УНСО, в надежде поручить ей самую грязную работу. После победы они опять займут ведущие посты в правительстве диктатора, бросив УНСО кость в виде нескольких второстепенных министерских портфелей. Но это мы еще посмотрим, думал Дмитро. Здесь главное ввязаться в бой, главное начать борьбу. И пусть в политической игре эти убогие стариканы хотят быть непременно королями и ферзями. Зато игроком в партии окажется УНСО!

* * *

- Несомненно, что нам нужна Сила, которая бы утвердила наш новый, украинский Порядок, - неторопливо начал Провидник. - И только после этого окрепшая нация с облегчением выдохнет слово - Благополучие. Такой силой являемся мы, нам по плечу возглавить то молчаливое большинство, мечтающее о сильной руке, которая бы повела их к светлой вершине тысячелетнего могущества. Сейчас настало время последнего ренесанса, последнего похода. УНА - УНСО не имеет иной цели, кроме установления рационального порядка вещей. Вместо империи зла мы создадим Великую Империю Добра. "Знамена отцов" мы поднимали на Днестре, Гумисте и над Грозным. Почему бы их не поднять в следующий раз над Киевом?


- Достаточно, - Вячеслав Маркович поднял ладонь, словно защищаясь от напористой унсовской пропаганды. - Мы уже хорошо знакомы с образцами вашего парадоксального образа мышления из листовок с крестами, развешенных по всему Крещатику. Думаю, что мы сегодня отдали достаточную дань политической трескотне. Пора поговорить конкретно, без обиняков. Какие силы может выставить ваша организация, скажем, в час "Ч"? На что способны ваши люди? Ведь им будут противостоять верные правительству воинские формирования, дислоцированные в столице.


- Во-первых, - собрался как пружина Корчинский, от волнения несколько растягивая слова, - я не верю в то, что такое противостояние возможно. Материальная нищета военнослужащих уже задевает их честь мундира. Поэтому они с радостью поддержат то правительство, которое гарантирует им достойное существование. Пусть даже за счет других слоев населения. А целовать другое знамя и давать очередную присягу им не впервой. Еще и давка возникнет.


- Вы циник, молодой человек. Но давайте ближе к делу.


- За годы своего существования УНСО успела пропустить через боевые действия в Приднестровье 2000 человек, в Абхазии - 500, в Боснии - 30, в Чечне - более тысячи. Прибавте сюда наших стрельцов, воевавших во Вьетнаме, Египте, в Афганистане, когда проходили службу в рядах Советской Армии. Таким образом, УНСО располагает двумя тысячами закаленных в боях стрельцов, которые имеют опыт успешных военных действий против самых сильных армий мира - НАТО и России. Эти люди готовы по первому приказу выполнить любую поставленную перед ними задачу, каких бы больших жертв со стороны населения это не потребовало.


- У ваших людей есть необходимое оружие?


- Позвольте не отвечать на этот вопрос. Я глубоко убежден, что оно нам не понадобится в данном случае. Вполне достаточно будет хорошо продуманных, тщательно согласованных и максимально оперативных действий нескольких подготовленных к проведению подобных мероприятий подразделений.


- Все это красиво звучит, но, извините, вызывает глубокое сомнение, - не вытерпев, перебил Корчинского чиновник с офицерской выправкой. - Только в конкретном деле будут видны ваши качества.


- Ну как, согласны на смотрины? - тут же поставил вопрос ребром Вячеслав Маркович.
- А разве на войне мы не доказали на что способны?
- Это было далеко.
- Хорошо, мы согласны.
- Время и место генеральной репетиции можете выбрать сами. Только не затягивайте. Иначе шахтеры и коммунисты сделают это за нас.

* * *

Смерть Патриарха застала врасплох украинское правительство. Никто из официальных лиц Киева не мог дать точный ответ, где хоронить Патриарха. Верующие настаивали на том, чтобы местом погребения стала территория Софиевского собора. Но против этого решительно выступил Московский патриархат и поддерживающие его члены правительства, мотивируя это тем, что собор является историческим памятником, а не кладбищем. Было предложено совершить захоронение на Байковом кладбище, но это предложение встретили в штыки верующие, заявившие, что они не положат Патриарха рядом с партаппаратчиками и проститутками.


Власти столицы сочли за лучшее устраниться от решения этой проблемы, заявив, что Софиевский собор является собственностью государства и не входит в зону ответственности столичной мэрии.


Таким же методом воспользовались и первые лица государства, которые тут же нашли срочные дела за пределами Киева и даже Украины.
Поиск выхода из конфликтной ситуации отдали на откуп комиссии по делам религии, которая тут же завела ситуацию в глухой тупик.


Лидеры УНСО, которые пристально наблюдали за развитием событий вокруг похорон Патриарха, поняли, что настало их время. Используя тесные связи с Украинской православной церковью, УНСО заявило о готовности оказать содействие в поддержании порядка во время отпевания и траурного шествия.


Срочно по тревоге в Киев стянули все наиболее боеспособные подразделения боевиков УНСО: отряды "Арго", "Прометей", боевые сотни Львовской, Черкасской и Киевской организаций. Все были одеты в камуфляж с тем, чтобы легко было разпознать своих в толпе.


Поскольку многие верующие постепенно склонялись к тому, чтобы согласиться на требование властей и захоронить Патриарха на Байковом кладбище, УНСО необходимо было переломить настроение людей, побудив их прийти на Софиевскую площадь. Руководство УНСО считало, что здесь легче организовать беспорядки, поскольку сюда, как это не раз уже случалось, стянут многочисленные подразделения сил правопорядка.
Мирный исход событий УНСО не устраивал. Организации требовались только активные действия обеих сторон, в ходе которых стрельцы, хорошо подготовленные для боевых акций в городе, должны показать все свое мастерство. УНСО планировала силой навязать свою волю государству, продемонстрировав при этом организованность и умение управлять толпой.


С этой целью стрельцы встали плотной цепочкой по бокам колонны, как бы указывая путь. Впереди шли унсовцы со знаменами, ведя за собой остальных, а сзади процессию подгоняли члены организации, переодетые в гражданскую одежду. Поэтому, когда траурная процессия с гробом Патриарха поравнялась с перекрестком, унсовцы очень умело повернули ее в нужном направлении - по Владимирской к Софиевскому собору.


Рядом с площадью находилось несколько старых зданий, в которых производился ремонт. Здесь унсовцы заранее приготовили кучи крупных камней и палок. Этот "арсенал" должен был понадобиться при стычках с милицией. Через эти же дворы удобно в случае опасности "слинять", оказавшись рядом со своей штаб-квартирой, что в Шевченковском переулке.


Практически все шло строго по сценарию, заранее разработанному в УНСО. Похоронная процессия заполнила площадь, к ней тут же присоединилось несколько сотен зевак. Милиция стала срочно подтягивать к Софии спецподразделения. Часть бойцов из отряда "Беркут" укрылась на территории собора, готовясь в случае необходимости поддержать своих коллег. Остальные собрались у райотдела милиции, наблюдая за действиями толпы.


Участники процессии и сами не поняли, откуда вдруг взялись ломы и кирки. Но отступать было некуда, кто-то постоянно "накручивал" толпу, призывая похоронить Патриарха именно здесь. И хотя это казалось диким, но могилу начали рыть прямо на пешеходном тротуаре возле входа в Софиевский собор. Рядом с газетным киоском.


Все это время унсовцы, укрывшие лица платками и одетые в одинаковую форму, нападали на мелкие группы милиционеров, пинались, оскорбляли стражей порядка. Постепенно, шаг за шагом истерия толпы нарастала, а выдержка милиционеров истощалась.
Высшей точки напряжения ситуация достигла в тот момент, когда унсовцы стали опускать гроб в могилу. Милиция, укрывшись за пластиковыми щитами, попыталась воспрепятствовать этому. Но наперерез им тут же рванулся батальон унсовцев. И если для милиции эта стычка была в какой-то мере неприятным сюрпризом, то для стрельцов - домашней заготовкой.


Врезавшись в строй милиционеров, унсовцы развязали жестокую драку, нанося удары руками и ногами. В ответ - раскрылись ворота собора и на площадь хлынуло спецподразделение "Беркут", все сметая на своем пути. Но стрельцы организованно отошли столь же быстро, как и напали. Вся мощь озверевших стражей порядка пришлась на богомольных старушек и находившихся в первых рядах колонны народных депутатов, гордо размахивающих своими удостоверениями.


И вот здесь в действие вступил второй пункт плана акции. Все побоище было тщательно заснято на видео- и фотопленку большим количеством приглашенных сотрудников органов массовой информации. Заранее предупрежденные, редактора газет до последнего момента держали пустыми первые полосы, ожидая обещанной "бомбы". И УНСО сдержала свое слово - такой сенсации Киев давненько не видел. Даже зарубежные средства массовой информации взахлеб комментировали результаты побоища на площади.


Всю последующую неделю газеты буквально "с колес" печатали любые небылицы, которые им подсовывали сотрудники Отдела внешней документации УНСО. О гибели двух унсовцев, о камерах пыток в подвалах райотдела милиции, о начале антигосударственного переворота.


Хорошо поданная в средствах массовой информации "деза", помноженная на истерию оскорбленных верующих и демократов, создали в столице обстановку неуверенности и ожидания новых, еще более решительных выступлений по всей стране. Правительство было в явной растерянности.


Крайней, как и следовало ожидать, сделали милицию. Ряд руководящих лиц МВД были отстранены от занимаемых должностей. К работе приступил народный трибунал, активно собиравший свидетельские показания жестоких действий милиции. Демократы открыто заявили о создании в стране полицейской державы. Как обычно, после прошедшей драки с каждым днем становилось все больше желающих помахать кулаками.
И только УНСО считало инцидент исчерпанным. Поставленную задачу они четко выполнили и теперь ждали оценку своей работы.

* * *

Проведенная операция могла бы войти в хрестоматию в качестве великолепного примера дестабилизации ситуации в государстве в короткий срок и сравнительно небольшими силами. Удачно выбранный момент, быстрая мобилизация всех сил, планирование акции и отработка технических деталей, умелое использование настроений толпы - все заслуживало самой высокой оценки.


И заинтересованные лица по достоинству оценили эту операцию. Стало ясно, что в случае возникновения неординарной ситуации правительство не способно взять на себя всю полноту ответственности за дальнейшее развитие событий, тем более за принятие жестких, не популярных решений. Теперь уже не пойдет на эти жесткие меры и милиция, которая хорошо поняла, что опять окажется крайней.


Было ясно и то, что УНСО располагает необходимыми силами, способными четко и безошибочно реализовать самый сложный план своего руководства. По всей видимости, стрельцы являлись наиболее боеготовым военизированным формированием в стране.


Однако потенциал дестабилизирующих возможностей УНСО оказался настолько высоким, что долгое время никто не возобновлял контактов с этой организацией. От нее буквально шарахались как левые, так и правые партии. УНСО отказали в регистрации, обрезали телефон за систематическую неуплату и даже попытались выселить из подвала, где размещалась ее штаб-квартира. Но дальнейшее обострение ситуации в стране, события в России и в Белоруси заставили трезво мыслящих политиков вновь вернуться к давнему разговору.


С этого момента план подготовки государственного переворота вступил в свою завершающую стадию. Велось активное обсуждение кандидатур на различные посты в новом правительстве, степень ущемления конституционных прав граждан, возможные контрмеры на попытку прежнего правительства восстановить утраченный контроль над ситуацией. Постепенно, шаг за шагом сложился четкий и довольно простой план действий, где основным звеном являлись отряды УНСО. В случае успеха лидеры этой организации получали ряд ведущих постов силовых министров.


О своем лозунге "Все и немедленно!" УНСО пока не напоминало. Но проницательному аналитику было ясно, что захватив власть в стране, лидеры организации будут уже с позиции силы вести дальнейшие разговоры о разделе власти. Впрочем, пока унсовцы изо всех сил поддерживали имидж надежного и порядочного партнера, на которого вполне можно положиться.


Оставалось ждать того единственного и неповторимого момента, когда страна вновь окажется на грани раскола.

* * *

Такая ситуация сложилась вскоре после того, как правительство Украины приняло долгожданное решение о введении национальной валюты - гривны. Все разговоры о стабилизационном фонде, необходимом в таком случае для создания благоприятных условий перехода к новой денежной единице, оказались очередным мифом.


Результатом денежной реформы в полной мере воспользовались "теневые" структуры, которые были прекрасно информированы о сроках и методах ее проведения. За несколько дней доллар вырос в два раза, а цены на рынке - более чем в три раза. Одновременно произошли существенные задержки с выплатой зарплаты бюджетникам. В целом это привело к резкому падению жизненного уровня подавляющей части граждан страны. Стало совершенно очевидным, что введение гривны превратилось в очередное ограбление народа коррумпированными государственными чиновниками и "теневиками".
Новый виток экономического кризиса, больше напоминавшего коллапс, совпал с крупнейшей за последние годы катастрофой на одной из шахт Донецка, в ходе которой погибло 34 шахтера.


По всей стране ширилась волна стихийных выступлений трудящихся, проходивших на фоне небывалой активности всех партий и движений. Хорошо отработанным методом политической демагогии они пытались перехватить инициативу у своих оппонентов в предверии предстоящих выборов в парламент. И это еще больше будоражило массы.


Все острее ощущался паралич центральной власти. Первым его почувствовали правоохранительные органы. С улиц столицы почти исчезли милиционеры и национальные гвардейцы, которых в более спокойное время можно было увидеть буквально на каждом углу. Милиционеры слишком хорошо помнили уроки Софиевской площади и знали, что при первой же возможности правительственные чиновники опять возложат на них всю полноту ответственности за допущенные просчеты.


В этих условиях влиятельные силы государства, которые давно уже планировали установить в стране твердый порядок, считая демократические преобразования в стране вредным заблуждением, не свойственным для славянских народов, вновь возобновили активные консультации. Процесс подготовки к перевороту начал приобретать необратимый характер.


- На нас делают основную ставку в захватывании власти, - сообщил соратникам Дмитро Корчинский, вернувшись с очередного тайного совещания. - Медлить больше нельзя, иначе ситуация грозит перерости в стихийный процесс. Все объективные и субъективные условия для государственного переворота созрели. Нужна лишь небольшая провокация, которая послужит поводом для решительного выступления с целью наведения порядка в стране. Через несколько дней намечено проведение массовой манифестации шахтеров, прибывших в Киев с Донбасса. Их поддержат рабочие профсоюзы. Необходимо сделать так, чтобы демонстрация переросла в кровавую стычку с милицией. Обязательно должны быть жертвы. Срочно стянуть в Киев все наличные силы УНСО. Это будет нашим решительным выступлением. Пора выходить из подвалов.


В тот же день на улицах столицы были расклеены листовки УНА - УНСО.

ИНСТРУКЦИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ УНА - УНСО
ПО БОРЬБЕ С АНТИНАРОДНЫМ РЕЖИМОМ

1. Не бойтесь ментов - они вас боятся еще больше.


2. Создавайте автономные, не связанные между собой группы в составе 3 - 5 человек. Такая группа способна действовать бесконечно долго. Все провалы происходят при расширении организации и на связи с руководством. Не допускайте в своем составе людей, не связанных конкретными криминальными функциями. Сдают те, кто в курсе всех дел.


3. Не гонитесь за оружием. Рынок оружия контролируется милицией. Все попытки достать его ведут в лучшем случае к "кидалову". Оружие доставать путем забирания, а не путем покупки. Развязыванию боевых действий должен предшествовать период эскалации. Хотя бы часть населения должна втянуться в уличные столкновения, используя палки, камни, напалм.


4. Целью нападения при массовых беспорядках выбираются отдельные малые группы милиции, машины. С целью отвлечения внимания, нападения следует маскировать битьем витрин, ларьков, автомашин. Мародерство толпы создает надежное прикрытие. Отобранное оружие, средства связи, документы передаются доверенным людям, чтобы их сразу же вынести.


5. Милиция всегда хватает не тех, кто виновен, а тех, кто попал под руку, и кого удается идентифицировать. Поэтому одеваться надо похоже, закрывать лица. Бить вместе - ходить врозь. Всегда следует вовремя смыться. При отходе эффективна смена верхней одежды.


6. Не следует ожидать активности толпы. Толпу нужно заводить, накручивать. Одни возглавляют, другие подгоняют сзади.


7. В местах предполагаемого прохождения демонстраций следует на мусорках, во дворах, в подъездах сосредотачивать большие гайки, болты, бутылки, палки, подносить большие камни.


8. Напалм изготавливают из бензина и мыла. Молотым на мясорубке мылом заполняют 1/5 объема бутылки. Заливают бензином, ставят бутылку в теплую воду, или интенсивно взбалтывают до образования киселя. Такой кисель не растекается, налипает на вертикальные поверхности и в больших объемах зажигает асфальт, прожигает листовой металл. Поджигают напалм примотанной к бутылке охотничьей ветростойкой спичкой, в крайнем случае - через горлышко открытой бутылки. Целью служат строй милиционеров, машины. Метать следует из толпы через головы передних. После атаки немедленно отходить, не интересуясь результатом акции. Результат узнаете из газет.


9. Только пройдя период уличных боев и понеся первые жертвы, можно получить опыт для дальнейшей борьбы. Арест - неизбежность. При аресте следует отказываться от всего. Даже апостол Петр отрекался трижды. Все улики "скидывать" при бегстве, ничего не подписывать. Все дела "шьют" на основе ваших показаний. Ваш протокол - ваш приговор.


10. Конспирация сводится к обрыванию "хвостов". Следует заранее заготовить маршруты с дворами, заборами, проходами, чередованием людных и безлюдных улиц. При бегстве нарушайте правила уличного движения, бегите между машинами. Не расслабляйтесь - большинство берут после акций. Не делитесь подвигами ни с кем, кроме подельщиков.

* * *

В Киеве обстановка достигла максимальной напряженности. В разных районах города возникали кровавые столкновения, неизвестные лица забрасывали бутылками с напалмом магазины и государственные учреждения, били витрины и расклеивали провокационные листовки.


К назначенному Провидником времени в Киеве собралось более четырех тысяч боевиков УНСО. Все они были хорошо вооружены и обмундированы. Вот где пригодилось вывезенное из Приднестровья и Чечни оружие. Каждый командир сотни получил пакет, в котором лежал приказ на захват ряда объектов. Действовать было необходимо быстро и решительно.


- Завтра наступит тот день, которого мы столько ждали и к которому так тщательно готовились, - заявил Провидник на совещании командиров УНСО. - Вы не должны останавливаться ни перед какими жертвами. К вечеру вся столица должны быть в наших руках. Это станет началом создания нашей украинской империи.

* * *

Но утро следующего дня началось совсем не так, как планировало руководство УНА - УНСО. Какая-то неизвестная до той поры третья сила чрезвычайно тонко воспользовалась той ситуацией, которую кропотливо создавали в стране унсовцы. Как только рассвело, жители столицы увидели на улицах танки и бронемашины. Город был буквально наводнен войсками и милицией. Метро, общественный транспорт не работали, передвижение по городу было полностью парализовано. Телефоны молчали. Работали только радио и телевидение, которые каждых полчаса передавали обращение к гражданам Украины.

ОБРАЩЕНИЕ КОМИТЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО
СПАСЕНИЯ К ГРАЖДАНАМ УКРАИНЫ

Граждане! Соотечественники!

Над Украиной нависла смертельная угроза. Сегодня ночью штурмовики из УНА-УНСО предприняли попытку совершения государственного переворота. Боевики организовали массовые беспорядки, стремясь захватить государственные учреждения, банки, электростанции, линии коммуникации. С целью приобретения оружия они совершили нападение на ряд воинских частей, дислоцированных в столице и на районные отделения милиции. Совместными усилиями армии и милиции беспорядки прекращены. Отряды боевиков УНА-УНСО разгромлены и рассеяны.


В условиях, когда гражданские структуры управления парализованы и неспособны осуществлять эффективный контроль за ситуацией, вся полнота власти в стране переходит к Комитету национального спасения. Он будет осуществлять управление государством до наведения полного порядка.

ДЕКРЕТ КОМИТЕТА НАЦИОНАЛЬНОГО
СПАСЕНИЯ N1

Данным Декретом объявляются основные мероприятия Комитета национального спасения по наведению порядка в стране.


1. Деятельность всех политических партий, движений, общественных организаций и профсоюзов прекращается.


2. Вводится обязательная цензура государственных и частных средств массовой информации.


3. Для ускоренного рассмотрения уголовных дел, связанных с попыткой осуществления государственного переворота, вводятся чрезвычайные суды. Их приговор обжалованию не подлежит.


4. Воздушные, морские и наземные границы Украины закрываются вплоть до особого распоряжения.


5. Запрещается проведение каких-либо массовых мероприятий.


6. В стране устанавливаются фиксированные цены на все продовольственные и промышленные товары.


Просим соблюдать спокойствие. Мы надеемся на вашу поддержку и понимание ситуации.


Демократия - это всеобщий бардак. Народ Украины никогда не согласится жить в бардаке!

Комитет национального спасения.

Сообщение сменялось бравурными маршами и репортажами о встречах членов Комитета национального спасения с представителями трудовых коллективов.
В тот же день сержант Печерского РОВД, взобравшись на стеклянный купол здания Верховного Совета Украины, сдернул ненавистный ему бандеровский флаг и водрузил на его место привычное и родное сердцу народа красно-голубое знамя.


- Ну наконец-то! - одобрительно загудели люди, с утра стоявшие в длинной очереди за хлебом, которая вытянулась к расположенной неподалеку от парламента булочной.

* * *

Вы любите запах танка? Я тоже люблю. Запах танка - это запах металла, это запах самых мощных двигателей, это запах полевых дорог. Танк приходит в город из лесов и полей, он сохраняет запах листьев и свежей травы. Запах танка - это запах простора и мощи. Этот запах будоражит, как запах вина и крови. Я чувствую этот запах в тихом киевском кафе. Я четко могу себе представить тысячи грязных танков на улицах Киева. Город бурлит и мечется. Город охвачен страхом и возмущением, а по его улицам гремят бесконечные колонны танков.


С узких улиц, из-за поворота появляются все новые и новые бронированные динозавры. Водители переключают передачи, и в этот момент двигатель извергает из себя черный густой дым, смешаный с каплями несожженного топлива и частичками сажи. Скрежет и гром. Искры из-под гусениц. Черные от копоти и пыли лица солдат. Танки на мостах. Танки около роскошных дворцов. Танки на широких бульварах и на узких улочках. Танки везде.


Старик с растрепанной седой бородой что-то кричит и машет кулаком. Но кто его услышит? Разве можно заглушить рев танковых дизелей? Поздно, старик. Слишком поздно ты начал кричать. Когда по тротуарам гремят кованые сапоги, когда вокруг рев бесчисленных танков - кричать бесполезно. Нужно или стрелять или молчать. Город бурлит. Город в дыму. Где-то стреляют. Где-то кричат. Запах жженной резины. Запах кофе. Запах крови. Запах танков.

© УНА-УНСО. Передрук матерiалiв можливий лише з посиланням на http://www.una-unso.org!
Новости Украины