3 березня 1997

СМЕЛО МЫ В БОЙ ПОЙДЕМ?


"Mirror Weekly"

Уж как только не боролось все прогрессивное человечество за мир во всем мире, а разнообразные войны, конфликты и конфликтики так в общем-то и не отошли в небытие. Это зло кажется неискоренимым и даже имеет своих адептов, число которых отнюдь не убывает, несмотря на все пацифистские умонастроения последних десятилетий. Не исчезли ни военно-полевая романтика, ни ее стойкие приверженцы, орудующие на самых разных фронтах. И фронт массовой культуры не исключение. Идя навстречу потаенным желаниям довольно таки широких масс разнообразных трудящихся, они, эти самые приверженцы, без лишнего барабанного боя, мало-помалу создали глубоко эшелонированную оборону и перешли сегодня в активное наступление по всему культурному фронту. И вот уже наши голубые экраны заполыхали, засверкали и загрохотали всеми красками и звуками кровавых сражений, битв кого-то и чего-то с кем-то и чем-то. Необозримые просторы книжных развалов стали теперь оплотом воинствующих ястребов и чем-то неуловимо симпатичных душегубов-мизантропов и жизнелюбов печального облика как совсем земного, так и совершенно космического происхождения. В общем великая мировая фабрика снов, ни на секунду не останавливаясь, прославляет, популяризирует, а местами и просто мифологизирует военную мощь, ратный подвиг и духовно-физическую красоту граждан в военной форме, которая, упаси Боже, ну совсем не напоминает какую-то заскорузлую шинель или там галифе. Но сим дело не ограничивается, и неведомые кто-то, отдаленно напоминающие бравых вербовщиков из рядов неких абстрактных вооруженных сил, уже предлагают нам очень красивенькую, а местами, скажем, даже совсем-таки премиленькую одежку, а вместе с ней и целое направление в моде под общим названием милитари.

Что ж, пасть жертвой всего этого завлекалова в общем-то не мудрено. Тем более, что, как уже упоминалось выше, в сердце любого, мало-мальски настоящего мужчины всегда теплится потаенное желание ратных подвигов. А ежели ты, к тому же, как говорится, в призывном возрасте , то тут уже сердце прямо так и выскакивает из груди в ожидании своего звездного часа на полях сражений за какое-нибудь правое дело. Но здесь, будь она неладна, возникает основная трудность нашего с вами бытия желание наличествует, а потенциального ресурса для его удовлетворения ой как и не хватает. Вот ежели раньше, практически любой молодой и здоровый человечище, при наличии этого самого желания и испытывая сурьезный милитаристский зуд, мог запросто предложить свои услуги для обороны рубежей Родины и ее запредельных территорий, поступив в одно из многочисленных военных училищ, то теперь ситуация куда как печальнее. Великая воинствующая Родина тихо развалилась и канула в Лету, не выдержав бремени славы и могущества, а точнее обилия генералов, фельдмаршалов, стройбатов и расходов, связанных с несимметричными ответами заокеанскому спарринг-партнеру. Конечно, совсем уж сиротами мы не остались, несмотря на то, что досталось нам в наследство Отечество чуть поменьше, здорово ободранное и не всегда (а напрасно) принимаемое всерьез, с кажущимся полным отсутствием на ближайшие годы каких-либо поползновений на подвиги в военной отрасли. Ведь мир не без добрых людей , и чему другому, а боевому задору за здорово живешь угаснуть не дадут. Правда, и вроде бы новая, наша армия уже с успехом успела развеять все мало-мальски привлекательные мифы, которые тщательно создаются западными специалистами вербовочного искусства и которые, как казалось на первый взгляд, вполне могли бы гарантировать высокую всхожесть при пересадке на наши черноземы. Ну у кого, скажите на милость, возникнет горячечное желание всю жизнь провести в полуголодном состоянии, занимаясь бесконечными хозработами, копаясь время от времени в еще не разворованных, полуразвалившихся остатках военного снаряжения, раньше именовавшегося оружием. Не радует особой привлекательностью и форма, особенно если вам не довелось служить в столице в элитных частях. Одевши ее и, пройдя, например, курс молодого бойца, на улице вы произведете скорее впечатление узника Бухенвальда, нежели бравого и жизнерадостного вояки. Естественно, что, надежд на то, что если завтра война, если завтра в поход , все изменится волшебным образом, тут быть не может. Но что же делать? Как быть всем тем, кто все-таки уже поступил в оставшиеся на плаву училища, уже окончил их или просто-напросто в силу своей молодости и энергичности рвется в бой ?

Ответ на этот духовный запрос мятущейся юности был уже найден и предложен ко вниманию легкокрылыми деятелями прекрасного далека мировой шоу-индустрии, которые, сами, возможно, не ведая, что творят, посеяли посредством своей популярной продукции в умах наших с вами сограждан мысль о том, что совсем не так уж плохо стать, а затем и быть солдатом удачи . Не пожелавшим утомлять себя духовными и мыслительными исканиями бывшим товарищам, а ныне господам, в том числе и своей судьбы, идея показалась очень даже привлекательной. И вот уже заработала адская машинка по вербовке, подготовке и поиску работы для бравых парней в доселе тихой и не ведавшей подобной проблемы стране Украине.

Своего наивысшего расцвета это по сути своей интернациональное, движение достигло в наших краях на момент прохождения наиболее болезненной стадии перехода к рыночной экономике и в разгар межнациональных разборок в странах бывшего СССР. Конкретнее период сей можно означить концом 80-х началом 90-х годов данного столетия. И именно с этого времени начинается своеобразное классовое расслоение в среде вольнонаемных солдат и офицеров. Так, на сегодняшний день можно выделить четыре категории отечественных наемников :

1. Те, кто воюет ради некоего сомнительного удовольствия, получаемого от самого процесса ведения боевых действий.

Этот класс граждан может воевать даже абсолютно бесплатно, то есть даром, лишь бы им при этом позволили пострелять по живым мишеням да побегать по горам и лесам. Чаще всего в эту категорию попадают лица без специальной подготовки, либо с весьма низким уровнем оной где-то на уровне рядового солдата СА. В среде нанимателей они пользуются наименьшим спросом с одной стороны, крайне ненадежны и неуравновешенны, с другой обладают весьма малой долей необходимых, а потому и весьма ценимых навыков в обращении с высокотехнологичными средствами ведения современной войны. Достаточно негативно отношение к ним и со стороны основной части наемников. В своих кругах они считаются людьми, мягко говоря, с не совсем устойчивой психикой.

2. Ко второй категории относятся лица, воюющие в основном за какую-либо, иногда довольно абстрактную, идею.

Очень часто они, как и предыдущая категория солдат удачи , не получают за свой доблестный ратный труд по сути никакого материального вознаграждения. Хотя, это все- таки не есть строгое правило вполне допустимо некоторое весьма скромное денежное довольствие, как, впрочем, и у любых других солдат в армии. Наиболее ярким примером таких идеологических бойцов могут служить отдельные представители, принадлежащие к партии-организации УНА-УНСО. По мнению специалистов, боевые отряды УНСО, хотя и не многочисленные, имеют наиболее обширный опыт ведения боевых действий, с одной стороны, и обладают наибольшей боеспособностью, организованностью и дисциплиной среди украинских наемников с другой.

Весьма разумными в этой связи выглядели и методы, применявшиеся в процессе формирования, подготовки и использования этих боевых частей. Главным козырем, привлекшим многих молодых людей в эту организацию, а затем и ставшим залогом твердой дисциплины в ее рядах, был заботливо взращенный и со всей тщательностью поддерживаемый романтический ореол УНСО, опирающийся на твердую идеологическую базу, которую обеспечивает национальная идея. После предварительного отбора желающих они направлялись в военно-спортивные лагеря, где и проходили начальную военную подготовку . По некоторым сведениям, работу с новобранцами проводили опытные инструктора, правда, вопреки широко распространенному мнению не западные, а наши родные-местные. Пройдя первичную, но при всем том очень высококачественную подготовку, они вливались в небольшие отряды, которые самыми различными способами переправлялись в Абхазию, Приднестровье или Чечню. Срок такой командировки составлял в среднем около двух месяцев. За это время бойцов успевали обкатать и обстрелять во вполне боевых условиях, после чего происходила ротация состава. Таким образом, на сегодняшний день достигнута цель как можно большее число людей успело нюхнуть взаправдашнего пороху и теперь может как передавать свой боевой опыт новому пополнению, так и в любой момент опять встать грудью на защиту идеалов, но уже в своей стране. Кроме того, УНСО достигла и другого интересного эффекта посылая своих добровольцев небольшими мобильными группами, им удалось свести к минимуму негативные психологические последствия неизбежных среднестатистических потерь, что, естественно, весьма положительно повлияло на общий боевой дух организации. Иными словами, когда на войне из 10 человек за 2 месяца погибает один это печально, но не трагично, вполне закономерно и самое главное никого не пугает. Когда же из 50 примерно за год поляжет половина это уже настораживает новых потенциальных рекрутов. В результате сегодня УНСО может выставить относительно небольшое, но зато крайне боеспособное ополчение, имеющее отличные навыки и опыт ведения войны с регулярной армией на всем пространстве бывшего СНГ.

3. Третью часть наемников составляют так называемые инструктора .

Это в первую очередь специалисты в области технического обслуживания отечественных образцов тяжелого вооружения, диверсионных работ, летчики, танкисты и т.д. Основную массу инструкторов составляют либо люди с солидным стажем службы в вооруженных силах и спецслужбах бывшего Союза, либо те же офицеры, выполнявшие свой интернациональный долг в Афганистане, странах Азии и Африки. Эта категория лиц считается наиболее ценной и высокооплачиваемой в иерархии солдат удачи . Они практически не принимают участия в прямых боевых действиях, а лишь подготавливают соответствующие местные кадры . Опыт большинства межнациональных конфликтов на просторах СНГ свидетельствует, что незадолго до начала широкомасштабных боевых действий, либо в самом их начале, на территориях воюющих государств, или невдалеке от их границ, в экстренном порядке создаются учебные центры, где местное население под руководством этих самых инструкторов проходит ускоренный курс обучения, разнося затем полученные знания и губительные умения по всей своей воюющей родине. Так, в Чечне существовали многочисленные лагеря, в которых наши саперы обучали чеченских боевиков обхождению с нашими же минами. По имеющимся сведениям, условия обучения были весьма жесткими: если студент вследствие слабого владения русским языком либо просто своей нерадивости не усваивал предлагаемый курс, а следовательно не мог передать его на словах своим братьям в далеком горном селении, то его запросто могли расстрелять. Один из наиболее близких географически к Украине подобных центров до недавнего времени существовал в соседнем Приднестровье. Там, по некоторым данным, на территории спецподразделения Днестр весьма успешно ковались кадры как для местных нужд, так и для всех заинтересованных в этом стран. Теперь, в сравнительно мирный период, количество таких лагерей в СНГ резко падает, залегает в спячку и ожидает следующей более-менее стоящей войны.

Несколько иначе обстоит дело с подобного рода лагерями, например, в США. Там они, используя особенности местной демократии, существуют на вполне законных основаниях. Стоимость двухнедельного курса обучения, во время которого вас могут научить пользоваться практически всеми видами вооружения, а также предоставят море возможностей пострелять из всего, что только стреляет, исключая разве что ядерные ракеты и бомбардировщики, составляет порядка 5 6 тысяч долларов.

Услуги инструкторов в зависимости от их класса оплачиваются достаточно высоко. Как нам удалось выяснить, редко кем достигаемый потолок заработной платы на сегодняшний день составляет порядка 50-60 тысяч американских долларов в год. Правда, следует отметить, что на просторах бывшего СССР таких уровней зарплат практически не наблюдалось. По словам самих наемников, средний заработок во время боевых действий в Чечне составлял порядка 500-600 долларов в месяц, которые к тому же не всегда регулярно выплачивались. В этих же пределах колеблется заработок и в бывших среднеазиатских республиках Союза.

4. Наиболее загадочной и малоизученной является четвертая категория наемников.

К ним относятся так называемые профессиональные киллеры. Число их, даже приблизительно, установить очень сложно. Однако есть основания предполагать, что счет действительным мастерам душегубства идет лишь на десятки. Основу профи , опять- таки по очень туманным сведениям, составляют бывшие служащие различных советских спецслужб и спецподразделений СА. При этом можно утверждать, что подавляющая часть из них имеет богатый практический опыт, приобретенный еще во времена очаковские и покорения Крыма . Еще более смело можно утверждать, что большинство из тех, кто до настоящего момента давал различные интервью в прессе и на телевидении не являются печально известными суперпрофессионалами в основном киллеры не предрасположены к задушевным беседам, что обусловлено, с одной стороны, спецификой работы, а с другой годами упорных тренировок и тщательного инструктажа. Что же касается географии применения талантов отечественных специалистов , то в данном случае она отнюдь не ограничивается бескрайними просторами СНГ, а охватывает практически весь земной шар. Хотя все-таки некоторые ограничения есть. Например, в Африке предпочитают подбирать кадры с черным цветом кожи, и желательно из тех же краев что и планируемая жертва. Но с другой стороны чем дальше место постоянного обитания киллера от его жертвы тем лучше. Куда как меньше шансов на справедливое возмездие заказчикам убийства. Правда, даже в случае обнаружения самого исполнителя, вследствие многоступенчатости и клановости структур по найму, выйти на заказчика международного масштаба практически невозможно.

Сложно также и обозначить суммы гонораров киллеров (кстати, они обычно выплачиваются наперед, что является своеобразной гарантией выполнения задания). Средняя цифра здесь может колебаться в пределах десятка тысяч долларов. К сожалению, другой более или менее достоверной информации о скромных людях этой удивительной профессии нам заполучить не удалось.

Разделив, как учили нас великие Маркс и Энгельс, общество свободных художников-баталистов на классы, мы теперь можем сосредоточить свой горячий и пытливый взор на проблеме ареала использования наших вольнонаемных сил .

Руководящей нитью при изучении данного предмета может стать следующее утверждение: русские (украинские, белорусские и еще изредка прибалтийские) наемники нужны там, где есть советское оружие. В основном это так. Хотя, например, уже наши среднеазиатские товарищи практически не нуждаются в этих услугах. Закаленная в нелегких боях армия афганских моджахедов на сегодняшний день являет собой прекрасный контингент кадров как для исламского мира в целом, так и для бывших советско-азиатских республик в частности. Но обращаясь к недавней истории, нельзя все-таки не отметить конструктивную роль славянских специалистов при создании вооруженных сил среднеазиатских республик. Еще и до сего времени в их рядах, правда уже на вполне законных основаниях, в качестве полноправных граждан этих стран можно встретить отдельных представителей первой славянской волны на руководящих постах. Кстати, практика перевода наемников в состав регулярной армии и предоставления им регулярного жалования и гражданства соответствующей страны вполне привычная практика в наших краях, при этом еще и вполне экономически оправданная. Для государства-заказчика проще платить чаще, но меньше, чем изредка но много. Выгодно это и наемникам. Их заработок всегда будет значительно выше, чем на родине. К тому же они уже не подпадают под разнообразные международные законы, преследующие в уголовном порядке представителей этой профессии.

Но самих наемников закон пугает меньше всего. Самое страшное для них попасть в плен на чужой территории. В лучшем случае их ожидает смерть. В худшем страшные муки. Примеры Югославии, а также всех стран Африки являются весьма и весьма отрезвляющими для легкомысленных искателей приключений и шальных денег.

Но вернемся к географии. Как это ни странно, но практически все славянские наемники отказываются служить в странах Африки, слывших раннее сугубо советской вотчиной. Причин тому масса. Среди основных называют крайне тяжелый для европейца климат, своеобразный африканский менталитет и обилие губительных для нас микробов. Закрытым для нас является и арабский рынок за годы советской власти мы так усиленно всех снабжали оружием и специалистами, что до сего дня они вполне в состоянии управляться со своими проблемами сами. В наших услугах также не нуждается европейско- американский рынок. Известный Французский иностранный легион имеет в своем составе ограниченное число славянских рекрутов, основная часть обязанностей которых состоит в охране атолла Муруроа и тому подобных объектов. Нам там не доверяют, потому что мы там не нужны. Практически исключены возможности дослужиться в этих войсках до офицерских званий. Помимо этого заработная плата ощутимо ниже заработной платы обыкновенных солдат американских ВС. В общем не жизнь, а каторга. Так что выход один осколки страны, бывшей когда-то общей родиной и ставшей теперь невнятным образованием с названием-аббревиатурой СНГ.

Мы привели лишь сотую часть фактов из богатой жизни тех, кого принято называть наемниками, и тех чьи жизнь и подвиг во многом мифологизированы многочисленными деятелями искусств. Вывод за вами стоит ли все это пули, безвестной могилы вдали от родных мест и нескольких сотен долларов?

С. Прокопець

© УНА-УНСО. Передрук матерiалiв можливий лише з посиланням на http://www.una-unso.org!
Новости Украины